sfw
nsfw
Vadim Kidalov
Vadim Kidalov
Рейтинг:
375.93+3.63 за неделю
Постов: 25
Комментов: 10599
C нами с: 2012-11-13
О себе:Да!

Посты пользователя Vadim Kidalov

Чулочки

Марина разглядывала дизайнерский букет, принесённый курьером. Небольшой, но изысканный, он выделялся, даже среди пёстрых рекламок и коробочек, расставленных в магазине косметики, где она работала.
— Счастливая ты, — протянула её коллега по прилавку.
Марина потупила взор.
Андрей ворвался в её жизнь довольно неожиданно. “Девушка, это не вы обронили?”. Она оглянулась. Импозантный мужчина лет пятидесяти с сединой в висках, в строгом модном костюме. Он протягивал ей носовой платок с монограммой — безделушка, доставшаяся Марине от прабабки, якобы подтверждающая какую-то их связь со старой дворянской фамилией. Девушка считала эту историю чушью, но носила платок в сумке как своего рода талисман. И, похоже, талисман сработал.
Кто-то мог бы и возразить, что для двадцатидвухлетней девушки было бы странно связывать свою жизнь с мужчиной значительно старше, но... Андрей был галантен, не торопил события, дарил маленькие, но продуманные подарки. Для Марины, чьи последние несколько романов со сверстниками заканчивались... не совсем удачно, такое внимание было просто бальзамом на душу. Конечно, первые несколько дней червячок сомнений грыз её: вдруг она станет всего лишь мелкой интрижкой, любовницей, которую будут кормить обещаниями в обмен на секс? Но стал бы такой серьёзный мужчина прилагать столько усилий, чтобы завоевать её? Она специально присмотрелась к его безымянному пальцу. Там не было кольца, не было и следов от только что снятого. Андрей был холост и, наверное, одинок.
Он рассказал Марине, что занимается инвестициями, приобрёл несколько квартир и сдаёт их в аренду, в общем живёт жизнью “рантье”, как он себя охарактеризовал. Выйдя из низов, в погоне за богатством, он совсем забыл о семье, и вот теперь, достигнув целей, хочет, наконец, наверстать упущенное и остепениться.
Всё это было похоже на сказку, даже её подруги, которые с недоверием сначала отнеслись к её роману, теперь вздыхали от зависти.
Марина коснулась нежных лепестков хризантем в букете и достала из него открытку.
“Я заеду за тобой сегодня в семь — А.”
Буря эмоций захлестнула девушку, она покраснела будто старшеклассница. Андрей приглашает её к себе! Готова ли она? Сбежав с работы на час раньше, она ринулась домой.
Красивое платье, минимум косметики — Андрей любил её за естественную красоту, милое бельё... Или, может, лучше не милое, а более вызывающее? Что нравится мужчинам его возраста?
— К хахалю идёшь? — её бабушка, Арина Фёдоровна, как всегда, подобралась бесшумно.
— Бабуль, ну я же просила, не делай так! Хотя бы стучись.
Марина не держала на неё зла. После загадочного исчезновения матери, именно бабушке пришлось растить внучку, окружая её всей заботой и ограждая от вреда. Конечно, в подростковые годы, эта опека казалась Марине чрезмерной, но девушка понимала, что после пропажи матери, осталась единственной “кровинушкой” бабули, отчего та и шла на жертвы ради неё.
— Не знаю, что надеть...
Бабуля усмехнулась и ушла в другую комнату. Некоторое время оттуда раздавался громкий скрип и шуршание, а затем женщина вернулась, держа в руках пакет.
— Вот держи.
Девушка развернула пакет. Чулки. С поясом и подвязками.
— От матери твоей остались. Носила их... для удачных встреч. Думаю, то, что тебе нужно.
Марина хотела мягко отказаться, всё-таки сколько это “богатство” пылилось на антресолях, наверняка уже вышло из моды, но вовремя остановилась. Чулки были мягкими на ощупь, явно дорогими, явно не старый советский капроновый ширпотреб и даже не “импортный” для тех времён нейлон. Неужели... шёлк?
Прохладная ткань окутала её ножки, давая какое-то духовное спокойствие. Чулки идеально вписались в образ. Она оценила себя в зеркале и нашла неотразимой.
Бабушка улыбнулась за её спиной. “Так похожа на неё...”
Андрей остановился у её подъезда ровно в семь. Волнуясь, Марина спустилась вниз, мужчина галантно открыл ей дверь своего дорогого авто, и они отправились куда-то в район элитных новостроек.
— Давай обойдёмся без прелюдий, — сказал Андрей. — Я заказал доставку из ресторана, а у меня дома обстановка гораздо уютнее.
Квартира Андрея была как целый этаж дома Марины, здесь, пожалуй, можно было заблудиться. Обставлена современно и минималистично, вся обстановка просто кричала о том, что здесь живёт богатый и перспективный холостяк. Ну, во всяком случае, женщина точно добавила бы сюда пару красивых и приятных глазу мелочей.
Стол им сервировали самые настоящие официанты одного нашумевшего ресторана, а потом, получив чаевые, с поклоном удалились.
Марина и Андрей остались одни. Мужчина рассказывал увлекательные вещи, девушка, то ли из-за вина, то ли из возбуждения, тихо смеялась над его шутками, и, в какой-то момент, её кивок головой сильно затянулся...
Андрей смотрел на девушку, упавшую головой на стол.
— Наконец-то. Думал уже, что снотворное не подействует.
Бесцеремонно взвалив её тело на плечо, он отправился в кабинет. Положив Марину на кушетку, он достал из шкафчика колбу со светящейся жидкостью и странные инструменты. Он сорвал с девушки платье.
— Ха, а ты знатно подготовилась! — Андрей усмехнулся, оценив её бельё. — Вот только, какая дура надевает трусы под "подтяжки”?
Для выполнения ритуала, нужно было снять с неё трусы. Он дёрнул подвязку, но ни зажим, ни чулки не поддались. И чулки, и пояс, и бельё будто бы прилипли к телу.
— Да что это за чертовщина? — выкрикнул мужчина, пытаясь сорвать трусы.
Время кончалось. Ему позарез нужна была её эссенция...
— Вот ты и попался, Андроникос, — раздался такой до боли знакомый голос.
Мгновение, и ножки в шёлковых чулках с невероятной силой обхватили его шею.
В панике он посмотрел на лицо девушки, но вместо Марины увидал там другую. Ту самую охотницу, что едва не упокоила его восемнадцать лет назад.
— Но... Но ты же...
— Мертва? Да. Но Древняя Кровь, за которой ты гоняешься уже столько веков для поддержания своего гнилого тела, имеет и пару других, неизвестных тебе секретов.
— Впечатляет. Но что дальше? В этом теле ты вряд ли обладаешь и половиной своих сил, а задушить меня этими ножками и подавно не сможешь...
Что-то вдруг насторожило Андроникоса. На самом деле, он мог избавится от хватки уже давно, но что-то мешало. Мало того, такое ощущение, что шёлковая ткань неожиданно стала горячее...
— Эти чулки сотканы из нитей судеб тех, кого ты отправил на тот свет в погоне за бессмертием. И сейчас, не эти ноги, а тяжесть этой вины давит тебя.
Андроникус задрожал, пытаясь освободится, но, вскоре, его шея хрустнула с резким звуком, и его неестественно долгая жизнь оборвалась...
Марина вернулась домой поздней ночью, взъерошенная, в порванном платье.
Арина Фёдоровна открыла внучке дверь.
— Справилась?
— Да.
Голос не принадлежал Марине.
— И что теперь?
— Ничего. Я сделала, что хотела. Больше ничего меня не держит.
Она показала на чулки, обожженные и порванные, они распадались на отдельные нити.
— Скоро и моя нить истлеет.
— Что мне сказать Марине?
— А что? Меньше будет знать — лучше. Я не хочу для неё моей доли. Всё равно с каждым новым поколением у нас эта сила пробуждается всё реже и реже. Да и сражаться не с кем. Может, пора, наконец, отдохнуть?
Она закрыла глаза и упала в руки старой женщины.
— Да, дочка. Спи с миром.

Следователь покачал головой, глядя на начавшее разлагаться тело мужчины со свёрнутой шеей.
— Что говорят соседи?
— Говорят, вроде как, неделю назад, как раз предположительно в день смерти, он привёл домой какую-то девчонку. Они не придали этому значения, говорят, был тем ещё бабником и возил молодух на свой “траходром” чуть ли не постоянно. Конечно же, они её не запомнили. Хотя, дворник вспомнил, что у девчонки были... очень красивые чулки.
— А что по камерам? В доме они должны быть?
— Тут такое дело, в тот день они почему-то были на обслуживании. Поступила жалоба о поломке, а потом забыли включить обратно.
Понятно, очередной “висяк”
— Родственники есть?
— Нет, на удивление — один одинёшенек.
— А знаете, что я думаю? Что если покойник полез за бухлишком — следователь указал на бутылку с резным узором, валяющуюся рядом, — споткнулся и упал шеей на стул, что и привело к перелому позвоночника?
— Хм, это вполне вероятная версия. Значит, несчастный случай?
— Да, несчастный случай. Вот и порешили.

Птичий Гриб. Глава 8 (последняя)

Городское фентези. Повесть.
Предыдущая глава:
http://joyreactor.cc/post/4484093

Женщина выскочила из астрального плана, тяжело дыша. Её знобило, тело болело, будто бы его на самом деле кто-то прожевал и выплюнул.
— Как? Почему? — схватилась за голову она. — Всё было под контролем! Всё шло по плану!
Молочай неподвижно стоял, прислонившись к стене, безучастно наблюдая за своей паникующей госпожой.
Женщина повернулась к нему.
— Ты… знаешь что-то об этом? Что могло пойти не так?
— Есть одно соображение, госпожа, но оно настолько кощунственно, что нет смелости его озвучить.
— Говори!
— Возможно ли такое, — Молочая передёрнуло, — что госпожа… Госпожа связалась с силами, что ей… не по зубам? Влезла, куда… влезать не стоило?
Брошенный женщиной металлический поднос снёс Молочаю полголовы и вонзился в стену.
— Понял. Ухожу, — сказал сайфер, рассыпаясь на лианы и уползая в цветочные горшки.
Женщина стукнула кулаком по журнальному столику, разнеся его в щепки. Она этого так не оставит! Раз существо не хочет подчиняться, она уничтожит его. С этой мыслью она обратила свой взгляд на стеклянный куб, который был до краёв заполнен красноватой жидкостью.

Наступал вечер. Сара Гринлок возвращалась домой, держа в руке пакет с покупками. Естественно, она соблюдала все меры предосторожности: на руках перчатки, а покупки были ей выданы через бесконтактное окно выдачи. Подходя к двери квартиры, она вытащила ключи, но резко застыла, что-то почувствовав.
Вздохнув, она поставила пакет на пол и осторожно повернула ключ в замке.
В следующее мгновение она с огромной скоростью распахнула дверь и совершила быстрый прыжок, намереваясь поразить нарушителя сверху. Однако нарушитель, развив немыслимую скорость, уклонился в сторону, оббежал друидессу, крепко ухватил за талию и уложил на пол.
— Сколько раз тебе говорить, не атакуй в прыжке. Ты же не зверь какой-то. В полёте чрезвычайно сложно менять направление, что может использовать против тебя быстрый противник.
Сара вздохнула.
— Ума не приложу, как тебе это всегда удаётся, сестра.
Лора усмехнулась, освободив сестру от своих объятий.
Сара поднялась на ноги, отряхиваясь.
— Рефлексы доведены до предела, а мускулатура работает в несколько раз эффективнее… Но раз за разом ты побеждаешь.
— На то я и старшая сестра, — ухмыльнулась ведьма.
Сара одарила её усталым взглядом.
— Не хочется цитировать Принцессу, но кто из нас четырёх старше, а кто младше — установить невозможно.
Сара сходила за пакетом.
— И как тебе перестановки в нашем ВЦ? — поинтересовалась Лора, поглаживая свою дракошку, занявшую подушку на диване.
— Эй, осторожнее с диваном. Не хочу, чтобы Эль его сожгла. А касательно перестановок… Ловко. Очень ловко Миления всё провернула. Нашла возможность и подключила все свои ресурсы.
— Вся в мать… — покачала головой Лора.
— Да… — Сара вздохнула, коснувшись в задумчивости обрубка мизинца своей левой руки. — Вся в мать…
— Удивительно, а ведь сначала она производила на меня приятное впечатление…
— Ты пришла сюда обсуждать Милению, сестра?
— Нет.
Лора поднялась с дивана, поправив жилетку своего делового костюма. Две скрытые магией кобуры проявились на нём, два зачарованных пистолета покоились внутри. Ведьма сняла со спинки дивана ножны с тяжёлой саблей и закрепила их сзади на поясе.
— В данный момент Миления находится в особняке, принадлежащем Брунгильде Крэг Флёр, которым пользуется весь последний год. С ней находится уже известная тебе ведьма Лариса Рыжая, которая подвергается ужасным пыткам. Нам нужно вмешаться.
— Тебе так важна жизнь твоей пешки, сестра? Или что-то пошло не по плану?
— Наоборот, — Лора покачала головой, — всё идёт слишком хорошо. Настолько хорошо, что я даже сама не могу поверить. Поэтому и нужно действовать сейчас… Пока Милению ещё можно спасти от её собственной глупости.
— Хорошо, — Сара кивнула. — Пойду с тобой.
Друидесса взяла с вешалки копьё. С виду оно было совсем непримечательным, просто белый наконечник, примотанный зеленоватой нитью к древку из необычного тёмного дерева, но знаток бы понял, что оно собрано из крайне редких компонентов: клыка дракона и отростка от корня Мирового Древа. Лишь действительно могущественный друид мог собрать эти компоненты, ведь драконы уже давно покинули этот мир, а Мировое Древо обладало невероятной прочностью, не позволяющей просто взять и оторвать от него кусочек. Также, нить, которая скрепляла их между собой, должна была быть как минимум необычной, только вот Сара хранила молчание, где её взяла.
Друидесса указала наконечником копья на заросшую вьющимися растениями стену её квартиры, и там тут же открылся разлом, из которого пахнуло запахом леса.
— Тропа создана, сестра. Чуть поодаль от особняка, чтобы прийти незамеченными, как ты любишь.
— На тебя всегда можно положиться.

Они вышли на пригорок с одиноким деревом, с которого открывался хороший обзор на особняк. В одном из окон мерцал свет.
— Похоже, нашей начальнице сегодня не до сна, — констатировала Лора, глядя в бинокль.
— Немудрено, — кивнула Сара. — Её лекарство оказалось пустышкой. А к тому же, поступают сведения о заражении Одарённых. Наверняка она выжмет твою ведьмочку без остатка, пытаясь найти способ остановить эпидемию.
— Поэтому нам и нужно действовать сейчас.
— Конечно. Насколько можно судить по планировке, лаборатория примыкает к оранжерее. Думается, стоит зайти именно оттуда, чтобы не шляться по особняку, где наверняка будет прислуга.
— Понятно, — кивнула ведьма.
Незримыми тенями они пробрались к оранжерее, Лора с лёгкостью открыла дверь, и чародейки вошли внутрь. Даже у человека, далёкого от садоводства, возникло бы восхищение при взгляде на стройные ряды гигантских овощей, грибов и других сельскохозяйственных культур. Но у чародеек не было времени на осмотр достопримечательностей этого места, Лора уверенно пошла вдоль грядок, отмахиваясь от свешивающихся стеблей, что, казалось бы, пытались её схватить и задержать.
Ведьма обернулась и увидела, что Сара остановилась перед огромным зелёным огурцом, расположившимся чуть поодаль от основной грядки.
— Ты идёшь, сестра?
Друидесса выглядела озабоченной, потирая левое запястье.
— Нельзя, — покачала головой Сара. — Нельзя оставлять так…
— Что случилось? — Лора вернулась к сестре.
— Это… не плод. Человек. Нельзя… оставлять так.
— Мы можем вернуться позже.
— Прошу, Лора, — ведьма редко видела свою обычно предельно собранную сестру настолько взволнованной. — Не могу пройти мимо. Непорядок.
Лора вздохнула, вытаскивая из кармана статуэтку кошки, обмотанную алыми волосами. Магия вокруг них изменилась, обтекая и маскируя колдовство.
— Надеюсь, твоё чувство не подводит. У меня осталось не так много скрывающих статуэток. Что нужно сделать?
Сара протянула сестре левую руку.
— Возьми мою кровь. Сформируй заготовку. Форма проклятого сильно повреждена, придётся восстанавливать максимально осторожно, по частям. Удерживай их в стазе, пока не срастутся.
Ведьма кивнула, и без колебаний полоснула по ладони сестры ритуальным ножом. Кровь потекла из раны вверх, превращаясь в алый туман, который растекался, приобретая подобие человеческого тела.
— Хорошо, — рана Сары закрылась сама собой и друидесса снова повернулась к огурцу. — Теперь будем надеяться, что жертва вспомнит, кто она…
Сара положила руки на огурец и начала ритуал. Её губы шептали заклинание, а руки, светясь мягким зелёным светом, вливали магию в плод. Под действием колдовства, огурец терял форму, превращаясь в пульсирующее месиво живых клеток, подобно тающей смоле, оно капало, но не вниз, а вверх, попадая в ловушку кровавого тумана, парящего над ним… Капля за каплей, кости, органы, мышцы и кожа занимали положенные места на заготовке, превращаясь в тело молодой девушки. Наконец, последняя капля заняла своё место — и Сара, пускай и ослабев после ритуала, ловко подхватила тело, продолжая вливать в него живительную энергию.
Лора движением руки смахнула ритуальную кровь с лица жертвы и чародейки замерли в удивлении.
— Это же… — ведьма не верила своим глазам. — Это Миления!
— Да, это она… — подтвердила Сара. — И в таком состоянии уже больше года. Ещё день-другой и восстанавливать было бы уже нечего. Превратилась бы в овощ навсегда.
— Тогда кто всё это время выдавал себя за неё? И, главное, как смог обманывать чутьё десятков сотрудников?
— Тебе придётся выяснить это самой, — Сара тяжело дышала. — Должна вынести её отсюда и передать паранорм-медикам для полной реанимации.
— Иди, — кивнула ведьма. — Мои чары скроют тебя до выхода с территории особняка. Я же разберусь. И поставлю точку.

Женщина в бешенстве отбросила колбу с кровавой жидкостью.
— Не то, не то, всё не то! Что же случилось? Мой контроль над инфекцией был идеальным! Ладно… Даже если не смогу создать лекарство, всегда могу позаботится о эвакуации и карантине, сохранить лицо… Может, в итоге, и не сохраню пост, но всё равно буду в начальниках…
— Начальниках над кем? Над кучей трупов? — услышала она ехидное замечание.
Женщина обернулась к двери.
— Ты! — крикнула она. — Паршивая красная ведьма! Это твоих рук дело?
— Нет, — Лора подхватила стул и села, самодовольно смотря на женщину, что носила обличье Милении. — Это целиком и полностью твоя вина. Нарушила протокол, не стала уничтожать опасный артефакт, злоупотребила положением… Серьёзная заявка на пожизненное заключение в тюрьме для чародеев… Ах да, ещё и выдавала себя за сотрудника Организации. Не так ли, Брунгильда?
Обличье дочери спало с Брунгильды Крэг Флёр, её настоящее лицо было искажено гневом.
— Должна признать, ты обманула даже нас, — продолжила ведьма. — Я бы почуяла и развеяла камуфляж или гламур, Сара бы легко распознала полиморф или чары двойника.
— Когда моя дурная дочь явилась ко мне, я с трудом узнала её. Какие-то чары препятствовали этому, пока она не назвалась. Я просто взяла эти чары и обратила полярность, чтобы все наоборот, узнавали её во мне.
— Ах, всё встаёт на свои места. Это действительно опасные чары. Но я удивлена, что такая неумёха как ты вообще смогла их понять…
— Заткнись! Я — наследница великой династии и мне была дана великая сила!
Глаза Брунгильды загорелись ярким светом, а все растения в лаборатории прибавили в размерах. В ведьму полетело заклинание, но она отклонила его вспыхнувшим в воздухе знаком тройного орлиного крыла.
— Твой любимый овощной полиморф? Хотела превратить меня, как свою дочь?
— Она мне не дочь! — выкрикнула Брунгильда. — Всю жизнь я считала иначе, но та торговка диковинками обманула меня! В ней нет ни капли моей крови, она всего лишь сайфер, впитавший семя Фредерика!
— Вот это новость! А как по мне, в ней нет ничего искусственного.
— В любом случае, она шла против моей воли! Против той жизни, которую я подготовила для неё. Она должна была быть наверху, над всеми, и я, её мать и советница, купалась бы в лучах её славы. Но нет, ей захотелось добиваться всего самой. Поэтому, пускай и останется овощем, с которого единственная польза — семена!
Лора покачала головой.
— Ужасно, ужасно. Но ладно, пора заканчивать этот фарс.
— И что же ты будешь делать, ведьма? — корни растений плелись по полу, превращая лабораторию в подобие дремучей рощи. — Ты на моей территории! Будешь бряцать своими игрушками?
— Нет.
Лора встала со стула, отстёгивая кобуру с пистолетами. Она отбросила их в сторону, и те растворились в воздухе. За ними последовали и ножны с саблей.
— Я не собиралась применять это против тебя. Я думала, что ты — Миления, и оружие мне нужно было лишь для того, чтобы ты избежала самого ужасного исхода. Но теперь… Теперь мне всё равно. Лариса, хватит спать! Сделай, что я просила.
Звон разбитого стекла…
— Будет исполнено, Наставница, — раздался голос из-за спины Брунгильды.
Друидесса медленно обернулась и потеряла дар речи…

Ледяной ветер нёсся по степи, пронизывая до костей любого случайного путника. Была уже зима, но снег не спешил падать, закрывая землю и спящие в ней семена спасительным белым покрывалом. Следующий год явно будет неурожайным…
По ледяной пустоши шла женщина, длинный, отороченный мехом плащ и шапка защищали её от холода, а нижнюю часть лица закрывал тёплый красный шарф. У реки было небольшое поселение, туда путница и направлялась.
Её взору вскоре предстало ужасное зрелище: сломанный частокол, догорающие хижины и десятки мёртвых тел.
Нападение кочевников. Увы, но у жителей не было шансов. Перевернув одно из тел, путница всмотрелась в лицо мёртвого мужчины. Это явно был кочевник, на лице его застыл ужас, а из кожи торчали сотни чёрных кристаллических игл. Такие же признаки были и у следующего, третьего, четвёртого… И у кочевников, и у местных. Путница направилась на центральную площадь и там, посреди кольца из мёртвых тел увидела маленькую девочку. Ветер трепал её огненно-рыжие волосы, она содрогалась от рыданий и холода…
— Не подходите ко мне! — крикнула она. — Они все… умирают… Почему… они все… умирают?
Путница без опаски подошла к девочке. Магическая защита была абсолютна, но аура ребёнка всё равно покалывала кожу словно десятки игл.
— Ты не виновата, — сказала путница. — Они все были… плохими людьми. Они получили по заслугам.
— Но матушка… Старшие сёстры? Почему они?
— Твой ковен сбился с пути. Они продавали молодых послушниц разбойникам, в обмен на защиту, прекрасно зная, что их там будут ценить не за магический дар. Полагаю, за тебя они хотели выручить немало. Здесь и должна была состояться сделка. Ну а внезапно нагрянувшие кочевники стали катализатором.
— И здесь что, не было хороших людей? — девочка подняла голову, посмотрев на собеседницу тёмно-карими глазами. — Ни одного?
— Ни одного, — солгала путница.
— Я больше не хочу так! — девочка вновь зарыдала. — Не хочу!
Путница посмотрела в её глаза, заметив маленький шрам на левом веке, выглядящий так, будто бы его оставило острейшее лезвие, каким-то чудом не ослепив.
— Успокойся. Я пришла помочь. Я буду учить тебя. Пускай твой Цвет и отличен от моего, но у меня должно получиться. Ты сможешь обуздать свою силу. Ты станешь великой ведьмой. Но сейчас… Сейчас ты должна уснуть. Я разбужу тебя, когда придёт время.
Казалось, даже ветер утих, прислушиваясь к словам чудесной колыбельной, что вдруг заиграла над засыпанным мёртвыми телами пепелищем. Это была песня о временах чудес и волшебства, мира и покоя, о волшебных зверях и невероятных существах, что теперь обитают лишь в сказках.
В пространстве открылся разлом, и путница положила туда спящую девочку, закутанную в покрывало. Разлом закрылся и ветер снова завыл, унося пепел догорающих домов.
По пепелищу шёл бледно-серый конь, на его спине возвышалась тёмная фигура с алебардой на плече. Всадник подъехал к путнице и спешился, откинув капюшон своего плаща. Это была женщина с волосами цвета вороньего крыла.
— Какая разрушительная мощь… — сказала всадница. — Ты уже нашла источник, Лора?
— Увы, источник погиб во время выброса, растворился в магии.
— Какая печальная судьба, — женщина вздохнула. — Я так давно не чувствовала такой концентрации… Уровень как до Катаклизма. Признаю честно, думала найду тут себе ученика или ученицу…
— У тебя ещё всё впереди, Мара.
— Мне бы твой оптимизм… — тёмная чародейка покачала головой. — Ты же знаешь, теперь ведьмам даже недоступен мой Цвет. Слишком «тяжёлый», «тёмный», они говорят. Уже смирилась с тем, что я — последняя. Может, будь моя доченька жива… Или я могла бы родить другую…
Мара тряхнула головой и снова закрылась капюшоном. Запрыгнув в седло, она ускакала прочь.
Чуткие уши Лоры уловили от сестры что-то похожее на плач. Алая ведьма вздохнула.
— Надеюсь, когда-нибудь ты простишь меня, сестра.

Брунгильда вопила от боли, её внутренности перемешивались в теле, как в водовороте, острые как иглы волокна грибка прорастали внутрь, поражая её десятками инфекций.
— Есть такая вещь — карма, — произнесла Лора, наблюдавшая за её страданиями с безопасного расстояния. — Мы списываем это на суеверия Неодарённых, их попытки объяснить свои неудачи. А ведь, на самом деле, она существует. Мы копим грехи, а они, в итоге, сокрушают нас. Нужен лишь катализатор. Эта девочка — как раз он и есть.
— Мерзавка… ты была с ней заодно… — прошипела чародейка, когда боль на секунду отступила.
Обнажённая Лариса стояла неподвижно, в её глазах был немой укор. Раны и шрамы, полученные ею во время пытки, исчезали без следа, проявляясь на теле Брунгильды.
— Заодно? — ухмыльнулась Лора. — Она никогда не была со мной заодно. Я лишь поставила её в нужное место.
Ведьма вздохнула.
— А ведь у тебя был шанс. Отнесись ты к ней по-человечески, и всего этого бы не было. Даже сейчас, ещё не поздно. Подумаешь, заражение и искажение тела, паранорм-медики может быть даже смогут вернуть тебе возможность двигаться. Проси у неё прощения. Облегчи участь.
Брунгильда взвыла, когда боль вновь пронзила то, что осталось от её позвоночника.
— Ни за что! Никогда! Это всё вы, мерзкие ведьмы, со своим так называемым Порядком! Вечно мните себя самими умными, хотя не способны даже на нормальное колдовство!
Она сжала искажённые челюсти, отрезая боль.
— Молочай! Убей их!!
Лианы вылезли из горшков, свиваясь воедино, формируя тело, подобное человеческому.
— Простите, госпожа, — поклонился сайфер, — но этот приказ не может быть выполнен. Запрещено… вышестоящими.
Брунгильда завопила, собирая стебли и травы со всей лаборатории и формируя из них подобие экзоскелета для своего искалеченного тела.
— Тогда я сделаю всё сама! И начну с этой пигалицы!
В мгновение ока лианы протянулись к Ларисе и, с ужасным хрустом, переломили её пополам. Брунгильда отбросила бездыханное тело девушки в сторону.
— Что же ты наделала… — покачала головой Лора. — А ведь тебя ещё можно было спасти…
— Что ты там говоришь? Ты — следующая!
Переплетённые корни-щупальца рванулись к алой ведьме, но та не стала уклонятся.
Корни внезапно остановились. Брунгильда поняла, что не может контролировать их. Вся её магия, вся её жизнь — была обрезана, подобно как топор палача отсекает голову.
Искалеченное тело Ларисы поднялось в воздух, восстанавливая форму и возрождаясь. Её почерневшие глаза пристально посмотрели на друидессу.
Брунгильда беспомощно тянулась к природе, пытаясь вернуть хоть частичку магии, вырваться, обрести надежду на спасение…
Тысячи игл прорвали её кожу, расширяясь и срастаясь в чёрные кристаллы, они высасывали саму её суть, её магию, её душу…
— Ты убила её, и, взамен, падёшь сама, — констатировала Лора. — Доля, которую выбрала лично ты.
Брунгильда что-то слабо прошипела, но кристаллы уже закрывали её лицо, заканчивая превращение в уродливую статую.
Лариса закрыла глаза и начала падать. Лора мгновенным рывком переместилась к ней и подхватила на руки.
— Удивительно, как много зла бывает в людях. В той деревне, где я впервые встретила тебя, даже у ведьм твоего ковена были лишь малозаметные иглы в коже. Эта же… Эта окаменела полностью.
Ведьма задумалась, покачав Ларису на руках как ребёнка.
— Прости, что так вышло. Не могла и подумать, что тебе придётся столкнуться с таким кошмаром. А сейчас… Надо что-то с этим сделать. Атерниэль!
— Мяу! — дракошка выпрыгнула изниоткуда, сверкнув глазами в полумраке.
— Сожги тут всё. Окрась пламя в зелёный цвет, чтобы больше было похоже на неконтролируемый выброс во время друидского ритуала.
— Мяу! — ответила дракошка. — Но с вас вкусняшки!
— Всё будет вовремя, Эль. Я держу своё слово.
— Разрешите сопроводить вас к выходу? — спросил Молочай, доселе стоявший без движения. — Новая госпожа ещё слаба, но, могу предположить, что она хотела бы этого.
— Да, будь добр, сайфер.
Тело существа расползлось, создавая тоннель, ведущий в Лесные Тропы. Лора с Ларисой на руках вошла внутрь, а за её спиной уже разгоралось пламя.

Алая ведьма вышла у того же дерева на пригорке, как и когда её привела сюда Сара. Портал за ней схлопнулся, рассыпавшись на стебли и корни. Сестра обсуждала что-то с паранорм-медиками и группой агентов «Дисциплины».
Лора передала Ларису медику.
— Магическое и физическое истощение, — пояснила она. — Стандартных зелий должно хватить. Постарайтесь свести к минимуму инвазивные процедуры… у неё проблемы со свёртываемостью крови.
Ведьма проследила за медиками, они загружали в машины Милению, Ларису… И кого-то ещё? Синистру Блэкторн и Алексея Зайцева?
На вопросительный взгляд Лоры Сара ответила:
— Нашла их в оранжерее. Вероятно, преступница похитила и удерживала их для своих планов.
Естественно, всё это была выдумка, чтобы скрыть правду. Лора кивнула, понимающе ухмыльнувшись.
— Мисс Редлок, вам удалось задержать преступницу? — начальник «Дисциплины» подбежал к сёстрам.
Оглушительный взрыв сотряс окрестности. Зелёное пламя взметнулось до небес, превращая поместье в обугленные руины.
— Какого? — выругался агент.
— Что ж, — покачала головой Сара, — подозреваемая решила умереть громко. Похоже на неудачное применение «Песни Тёмного Леса».
— Да, мне едва удалось скрыться, пока энергия разрывала её тело на части, — кивнула Лора.
— Но вам хотя бы удалось установить, кто это был? Как вообще можно целый год обманывать весь ВЦ?
— Преступница — Брунгильда Крэг Флёр, мать Милении, — сообщила алая ведьма, наблюдая как от удивления изменяются лица агентов. — Для маскировки использовала мнемоническую магию, направлено «убеждая» любого собеседника в том, что она — Миления.
— Всё становится на места, — кивнула Сара. — Столь сложные чары наверняка в итоге и повлекли сбой в заклинании, которое она захотела применить против тебя.
— А что с лекарством, которое она разрабатывала? — начальник «Взаимодействия» также был тут.
— Не было никакого лекарства, — Лора покачала головой. — Брунгильда завладела частью артефакта и через него контролировала инфекцию. К счастью, теперь он уничтожен. Осталось только избавиться от остального ковра — и эпидемия пойдёт на спад.
— Всё будет отражено в отчётах, — кивнула Сара. — И их написанием стоит заняться прямо сейчас, не так ли, сестра?
Лора кивнула.
Несмотря на возражения некоторых агентов, сёстры ушли через Лесные Тропы.

Посреди необъятной бездны в неизвестном мире висел крошечный островок, покрытый жухлой травой. Чёрный зверь, что лежал на нём, выл от боли, пока его тело покрывалось кристаллами. Он не может закончить так! Он должен бороться!
Внезапно, зелёный согревающий свет коснулся его истощённого тела.
— Не нужно бояться. Не пропадёшь. Не исчезнешь. Следуй за тьмой. Обрети новый дом.
Зверь посмотрел туда, куда указала призрачная фигура. Он увидел боль и страдание, горе и скорбь… Он нашёл своё место…

— Интересно, — произнесла Лора, отпив кофе из чашки, — откуда же так удачно появилась эта эпидемия?
— Почему ты смотришь на меня, сестра? — удивилась Сара. — Ты же знаешь, не сильна на подобные интриги.
Лора ухмыльнулась.
— И лгать ты умеешь плохо. Судя по всему, ты поняла, на что способна Лариса и решила, что её сила поможет и в решении твоей проблемы?
Сара вздохнула.
— Зверь… Заслужил отдых. Но не знала, как его усыпить навсегда. А теперь, он замер. Слился с магией этой девочки… С тем горем, что царит в её душе.
Лора кивнула, сделав ещё один глоток.
— Кто она, сестра? — спросила Сара. — Уже… много лет не видела такой магии. И этот шрам на глазу… Отметка, что оставил первый Катаклизм? Но ведь все Меченые — мужчины?
— Считается, что у Меченых не может быть детей, — ответила алая ведьма. — Потоки магии, что окружат плод, негативно отразятся на организме матери и спровоцируют выкидыш. Но что если матерью будет ведьма, привыкшая проводить и очищать огромное количество энергии?
— Но какая же сила должна быть у ведьмы для совершения таких манипуляций? Мы ведь говорим не о крошечном ручейке, а об огромном потоке, живой лей-линии, буквально вонзающейся в глаз ребёнка! …О магия! Только не говори, что…
— Нет, она не моя дочь, — Лора покачала головой, улыбнувшись. — Но её мать наверняка была одной из сильнейших, к сожалению, не смогла установить её имя… Кстати, раз уж мы начали о дочерях… Перед смертью, Брунгильда сказала, что Миления — не её дочь, а сайфер, хотя, как по мне, девочка — полноценный человек. Как же так вышло?
Сара вздохнула.
— Полагаешь, такая тщеславная женщина как Брунгильда стала бы портить себе фигуру беременностью? Известно, что где-то за год до рождения девочки, друидесса сильно интересовалась артефактом, называемым Кровавым Деревом. Обычно его используют для создания сайферов, но с достаточным количеством… материалов, оно может породить и выносить человеческого ребёнка. Вероятно, Брунгильда плохо разобралась в ритуале, оттого и результат получился… не такой, как хотелось…
— Ты не умеешь мне лгать, сестра, — Лора снова покачала головой. — Полагаю, что для создания такого артефакта нужна кровавая жертва, не жизнь, конечно, но какой-то непоправимый вред. Например, потеря пальца. Однако, это должна сделать настоящая мать будущего ребёнка. Поэтому ведь ты и почувствовала её в превращённом виде? Свою плоть и кровь?
Сара сжала губы, отвернув лицо и схватившись за левую руку с отсутствующим мизинцем.
— …Я — она сказала это простое слово с огромным усилием, — помню, чем обернулись попытки Мары и Доры завести семью. Знаю горе и вечную скорбь, что наполняет их сердца, пускай они и не подают виду. Мы, четверо, прокляты. Прокляты быть одинокими до конца. И я, — она снова тяжело вздохнула, — решила, что спасу свою дочь, отдалив от себя.
Лора отставила кружку и потянулась к сестре, заключив в объятия.
— Я всё понимаю, Сара. Мы все пытались… Рада, что тебе это удалось, пускай и столь необычным образом. Но ты должна понять, что рано или поздно она узнает. Она же ведьма, как и ты, пускай, пока, и не понимает этого.
— Буду готова принять всё, — вздохнула Сара. — Хоть ненависть, хоть презрение. Лишь бы с ней было всё в порядке.
— Ладно, — кивнула Лора. — Стараниями паранорм-медиков, девочки уже должны были прийти в себя. Пойдём их навестим?

Дождь поливал руины сожжённого до основания особняка с оранжереей, превращая оставшийся пепел в чёрную грязь. Работники ВЦ обыскали тут всё, поэтому кордон был снят, а объект брошен. Это было на руку человеку в тёмном плаще с капюшоном, пробирающейся по обломкам камней, туда, где хозяйка особняка держала лабораторию. Конечно, агенты наверняка перевернули тут каждый камень, но всё-таки могли что-то пропустить. И удача улыбнулась ему! Несколько небольших уродливых осколков валялись рядом с центром возгорания, наверняка незамеченные из-за густого пепла и расплавленных камней, но теперь дождь вымыл их, показав блеск в лунном свете. Человек протянул к ним свои кривые, замотанные бинтами пальцы и странное, давно забытое им чувство, появилось в его руках.
Его закоченевшие губы изобразили ухмылку. То, что нужно. То, что он искал…

Птичий Гриб. Глава 7

Городское фентези. Повесть.
Предыдущая глава:
http://joyreactor.cc/post/4464713

— Может, уже достаточно? — Спросила Джейн, глядя, как Лариса усердно смахивает своей метлой невидимую пыль из-под дивана. — У тебя же выходной, заканчивай.
Ведьмочка посмотрела на подругу с укоризной.
— «Чистота в доме не терпит компромиссов», как говорила Наставница.
— Вообще-то я могу удалить пыль магией!
— При всём уважении, — заметила Лариса, — твоя магия удаляет около десяти разновидностей пыли, а их, на самом деле, намного больше. Кроме того, ты мало обращаешь внимания на пространство под мебелью.
Она ещё раз заглянула под диван и, видимо, осталась довольна.
— Ладно, теперь можно и обед приготовить.
Джейн подошла к ней и мягко взяла за руку.
— Лариса, хватит… Давай хотя бы раз отдохнём вместе. Сходим в кино, или в торговый центр на шоппинг. Я недавно присмотрела отличное платье, которое, думаю, тебе очень пойдёт. А потом в кафе, поедим десертов. А работа по дому подождёт. Побудь сегодня обычной городской девушкой. Тебе понравится!
— Я… — ведьма смутилась, — наверное, можно… Мне не очень комфортно… когда много людей.
— Не проблема. Думаю, мы найдём тихое место. А нет, так просто посидим в парке. Или… побегаем, фотоловушки, вроде, уже убрали. Соглашайся.
Лариса легко улыбнулась.
— Да… Думаю, мне это не повредит.
Её прервало дрожание кристалла связи, висящего на шее.
— Нет… — разочарованно мотнула головой Джейн. — Только не это…
— Вызывает… — удручённо вздохнула Лариса. — Я… пойду…
Подхватив метлу, она быстро вышла, виновато обернувшись в дверях напоследок.
Джейн топнула ногой. Проклятье, у неё были такие планы на сегодня…
Что же, придётся идти самой.
Подхватив сумку и свою компактную метлу, ведьма отправилась на крышу здания.
Полёт немного успокоил её и унял досаду.
Прогулявшись по торговому центру, Джейн купила себе пару обновок, подумав, она добавила и то платье, которое присмотрела для Ларисы. После шоппинга, она собиралась зайти в кафе, но, к своему удивлению, обнаружила что оно закрыло террасу и работает только на вынос. «Мы, как вы знаете, работаем и с Неодарёнными, — пояснил знакомый официант, поправляя резиновые перчатки на руках. — Сообщают, что в кластере нашли какой-то заразный грибок, поэтому все заведения приняли меры безопасности. Мы постоянно поддерживаем заклятье чистоты, так что эта зараза сюда не пройдёт, но сами понимаете, нам не стоит выделяться».
Но так даже лучше. Можно заказать пирожные и насладиться ими вечером, дома, вместе с Ларисой…
Но юная ведьма не вернулась вечером. И на следующий день тоже…

Начальница ВЦ №13, Кассия Спокойная отложила лист отчёта и вздохнула. За те сто лет, которые она посвятила работе в Организации, она повидала многое. Массовые смерти Неодарённых, восстание магов, Великую Войну… Она прошла путь от практикантки до главы регионального отделения. Порой ей хотелось бросить всё и уйти на пенсию, но она знала, что сотни сотрудников полагаются на неё и её опыт.
Кассия и начальники отделов собрались за круглым столом, все смотрели на неё, однако кого-то не хватало…
Открылась дверь, и в кабинет вальяжно зашла опоздавшая Миления Флёр. В Организации не было какого-либо конкретного дресс-кода, тем не менее, большинство руководителей предпочитали удобную и практичную деловую одежду. А вот молодая начальница отдела Расследования Магических Возмущений всегда была одета так, как будто собралась на светский раут. Вот и сейчас со своим мерцающим шёлковом вечерним платьем цвета жемчуга и платиновыми украшениями она выглядела белой вороной.
— Прошу прощения за задержку, — мелодичным голосом извинилась она.
Кассия вздохнула. Ещё пару лет назад эта юная друидесса чуть не пустилась в пляс от восторга, когда её определили секретаршей в «Возмущения». Простая, немного наивная девочка, однако самостоятельная, и с хорошей подготовкой. Но вот она сместила прошлую начальницу, Лору Редлок, ведьму, которая проработала в ВЦ №13 даже дольше, чем сама Кассия, села на её место и теперь, судя по всему, власть сильно ударила ей в голову. Большинство сотрудников её отдела разбежались, но чародейка сказала, что справляется. Возможно, стоило бы её осадить? Но «Возмущения» всегда были независимыми отделами, которые лишь отчитывались о работе руководству центров, поэтому им многое сходило с рук.
— Хорошо, — начала Кассия. — Как вы уже, наверное, знаете, в Кластере 13 среди Неодарённых распространяется некая болезнь, заразный грибок, вызывающий целый ряд неприятных симптомов, похожих на некоторые виды лишая и простуды. На данный момент уровень эпидемиологической опасности поднят, ограничена работа общественных мест и жителям рекомендовано соблюдать правила гигиены.
— Есть подозрение, что это дело рук мага? — задал вопрос начальник отдела Взаимодействия.
— Да. Властям не удалось установить нулевого пациента, вспышки возникли сразу в нескольких местах и распространились чрезвычайно быстро.
— Кажется, я уже сталкивалась с чем-то подобным, — Миления изобразила задумчивость. — Буквально на днях наш отдел проверил местный институт, где хранился опасный артефакт, заражённый неким грибком…
— А, это то задание, которое вы забрали у моих агентов, когда они почти со всем разобрались? — ехидно заметил начальник отдела Взаимодействия.
Миления бросила на него гневный взгляд и продолжила.
— Конечно же, мы запросили усилить наблюдение за институтом.
— И мы не обнаружили никаких следов проникновения, — ответил начальник Дисциплинарного отдела и покосился на Сару Гринлок, которая также присутствовала за столом.
— Вот только до развёртывания ваших наблюдательных постов, загадочным образом исчезли два сотрудника института: охранник и исследователь, — заметила инспектор. — Вы не обратили на это внимания?
— Мы… Наш отдел…
— Реагируй бы вы чуть быстрее, могли бы и избежать многих проблем, прошлогоднего кризиса в частности, — резонно заметила Сара. — Поэтому и приходится проводить здесь проверку.
Посрамлённый начальник «Дисциплины» замолк.
— Ладно, — Кассия махнула ладонью. — Вы кого-то подозреваете, мисс Флёр?
— Да, — молодая друидесса улыбнулась. — Я подозреваю Синистру Блэкторн.
— Это возмутительно! — начальник «Взаимодействия» вскочил со стула. — Как вы смеете подозревать моего агента?!
— Остыньте, — Миления покачала головой. — Это пока лишь подозрение. Но посудите сами: агент Блэкторн занималась этим делом и имела контакт с артефактом. Вместо соблюдения протокола, она написала отчёт-отписку, а затем занялась своим расследованием, выписав себе поездку в Иран. К счастью, наш отдел выявил несоответствие и взял дело под свой контроль. И какое же совпадение: на следующий день Синистра прилетела в наш отдел, разговаривая на повышенных тонах и угрожая моей секретарше расправой.
— Но… она не могла… — удручённо выдохнул начальник «Взаимодействия». — У неё наверняка была веская причина…
— Вы и сами не доверяете ей до конца? — торжествовала Миления. — И я бы не доверяла наследнице династии тёмных магов, прославившихся своими кровавыми ритуалами и полным презрением к жизням Неодарённых. И Синистра, и её брат Дестро давно ходили по лезвию, и, смотрите-ка, какой им подвернулся повод!
— Достаточно, Миления! — воскликнула Кассия. — За исключением нескольких незначительных нарушений, агент Блэкторн не была замешана ни в каких противоправных действиях, полагаю, «Дисциплина» подтвердит? Но раз уж так, давайте сейчас же вызовем и допросим её.
Начальник «Взаимодействия» понурил голову.
— Мы… не можем с ней связаться. Она взяла отпуск и исчезла. Её напарник, агент Зайцев, пропал вместе с ней.
— …Печально, — вздохнула Кассия.
— Дайте мне сутки, и я лично найду её! — выпалил начальник «Дисциплины».
— Похвальное рвение, — перебила его Гринлок, — но Синистра Блэкторн отличается от тех мелких сошек, которых вы ловили до этого. Не далее, чем вчера, я столкнулась с аномалией в больнице кластера. Это была Хронопауза. Автором её была Синистра, я сравнила магический след с базой знаний отдела Контроля. К сожалению, мне не удалось её задержать.
— Такое заклинание требует долгого ритуала и определённого количества жертв! — охнула начальница информационного отдела. — И оно под силу лишь опытному тёмному чародею, а не белой ведьме, сколь бы умелой она не была!
— Она зарегистрированный пользователь такой магии, — беспристрастно подтвердил начальник отдела Контроля. — Просто мы не афишируем этого.
— Всё сходится! — заявила Миления. — Благодаря этому ритуалу, она могла пройти на объект незамеченной и выкрасть образцы.
— Миления! — воскликнула Кассия.
— Вам не кажется, что в последнее время вы чересчур многое спускаете с рук? — угрожающим тоном продолжила друидесса. — Одобренные вами сотрудники уже в который раз попадаются на противоправных действиях…
— Что вы себе позволяете, мисс Флёр? — крикнул начальник «Дисциплины».
Двери зала совещаний внезапно отворились, впустив группу сурово выглядящих магов в тёмных костюмах.
— Отдел внутренних расследований Главного Управления Организации, — один из магов продемонстрировал служебное удостоверение. — Мы прибыли с проверкой.
Кассия сняла очки и потёрла переносицу. Это будет тяжёлый день.

Миления уверенной походкой прошла к пустому столу начальницы ВЦ №13 и села в её кресло. Фредерик Флёр, зашедший следом за ней, обеспокоенно мялся.
— Миления, дочка, а не торопишь ли ты события?
— Ничего я не тороплю, — ухмыльнулась друидесса, властно развалившись в кресле.
— Я… использовал все свои связи, чтобы выполнить твоё пожелание и начать внутреннее расследование. Ты должна понимать, что если твои подозрения окажутся беспочвенными, наша семья попадёт в очень щекотливую ситуацию…
— Не волнуйся, Фредерик, — Миления самодовольно ухмыльнулась. — Вряд ли они будут идти против друида, героически остановившего эпидемию.
Из стены выехал стеклянный куб, внутри которого находилось жуткое переплетение из полупрозрачных волокон грибницы. Фредерик приглянулся и с ужасом увидел под ними нечто, напоминающее женское тело, периодически оно вздрагивало, сочась красноватой жидкостью, которая собиралась в резервуар сразу под кубом.
— О Древо… — прошептал друид. — Только не говори мне, что…
— Признаю, я её недооценила. Удивительно, эта дурочка имеет высокую сопротивляемость губительной магии, поэтому её организм идеально подходит для заражения образцом. Грибок отторгается и, в процессе, создаётся большое количество эффективных антител. Куб зачарован на непрерывную регенерацию и, таким образом, она вырабатывает готовое лекарство просто в промышленных масштабах!
— Но это же чудовищно! Я даже не могу вообразить масштаб той боли, которую она испытывает! Любой сойдёт с ума уже после нескольких минут такой пытки!
— Она знала, на что идёт, — на лице Милении возникла садистская ухмылка. — Каждый сотрудник «Возмущений» должен быть готов на любые жертвы ради Организации и общества.
Не веря своим ушам, Фредерик непроизвольно сделал шаг назад.
— Дочка, я… всегда был за тебя… Я поддерживал твои начинания… Защищал от Брунгильды, когда та пыталась навязывать тебе свою точку зрения… Но почему? Почему ты делаешь это? Ведь наверняка есть другой выход…
— Поступило сообщение о первых смертях среди Неодарённых. Лекарство нужно им как можно скорее. И, как видишь, у меня оно есть.
Фредерик, покачав головой, направился к выходу. Мужчина еле передвигал ноги, будто бы волоча за собою тяжёлую ношу…
Миления повернулась на кресле к огромному окну и откинулась на спинку. Что ж, это было весьма удобное кресло.

«В эфире новости на четыреста четвёртом канале. Как вы знаете, в Huge City был объявлен «красный» уровень эпидемиологической угрозы в связи с распространением опасного грибкового заболевания. В зоне риска оказались люди, страдающие от перхоти, в панике жители скупают шампуни, однако, согласно заверениям Института инфекционных заболеваний, косметические средства имеют низкую эффективность против возбудителя. Заражённые люди страдают от целого ряда симптомов, схожих с разными видами лишая и простуды, в случае появления, немедленно обращайтесь в ближайшее медицинское заведение. По нашим данным, заболевание малоопасно, но поступают сведения о смертях людей со слабым иммунитетом и тех, кто излишне затягивал с квалифицированным лечением…
И только что к нам поступила новая информация… Профессор… ботаники… Миления Флёр заявляет об открытии стопроцентно органического лекарства, способного полностью устранять заражение за одни сутки. В данный момент препарат рассылается по больницам города, где его будут вводить добровольцам для исследования. Мы связались с нашим консультантом-эпидемиологом, чтобы спросить, возможно ли, что инфекция будет побеждена в кратчайшие сроки…»
Экран отобразил седого мужчину, внушающего доверие.
«…Каково ваше мнение о сложившейся ситуации?»
«Здравствуйте. Конечно же, как вы и сказали, инфекция не очень опасна, но я не стал бы слишком расслабляться по этому поводу. Всё-таки власти установили «красный» уровень опасности, и, думаю, это было правильное решение. Наша история знает примеры того, как «простая простуда» в итоге перерастала в ужасные эпидемии с тысячами жертв. Поэтому, присоединяясь к официальным рекомендациям, я бы просил жителей воздерживаться от любых контактов с посторонними и сидеть дома на самоизоляции»
«Что вы думаете о заявлении профессора Флёр?»
«Знаете, когда я услышал о потенциальном лекарстве, я, конечно же, попытался найти больше информации о ней и её работе, но наткнулся только на засекреченные данные. Вероятнее всего, профессор работает на военный сектор, поэтому до этого и не была замечена в широких научных кругах. Отчасти поэтому лекарство поставляется в клинику напрямую, а не через фармацевтические корпорации — наверняка в его изготовлении используется некий экспериментальный технологический процесс. Согласен, конечно, что молодой возраст учёной и вся эта секретность не внушают доверия, но я буду рад ошибиться. Всё-таки от этого зависят жизни миллиона заболевших»
«Мы вас поняли… Спасибо за ваше мнение! Это новости на четыреста четвёртом канале, переходим к другим темам выпуска…»

Миления сидела в кабинете начальницы ВЦ №13. Пускай она пока лишь числилась временно исполняющей обязанности, но всё уже было предрешено: как только с инфекцией будет покончено, она сразу сядет на это место, повесив на стену кучу благодарностей и наградных грамот. А может, даже не стоит задерживаться тут? Можно замахнуться и повыше, прорваться в Правление и стать одной из влиятельнейших чародеек мира! Нет, всему своё время. Друидесса знала, что не нужно сразу прыгать выше головы. Пару лет на этом посту — и тогда уже можно двигаться дальше.
Пронзённая мицелием ведьма в стеклянном кубе снова дёрнулась, и в контейнер потекла очередная порция антител. Наверняка девчонка вопила от боли, но, к счастью, куб был звуконепроницаем. Её антитела действительно делали своё дело: грибок пропадал у тестовых пациентов за двадцать часов, им оставалось лишь пройти лечение противовирусными препаратами для полного выздоровления. Всё шло по плану.
Неожиданно в её кабинете раздался телефонный звонок. Посмотрев на номер звонившего, друидесса подняла бровь и сразу же приняла вызов.
— Директор, чем обязана?
Личность Директора — главного управляющего Организацией и председателя Правления, была засекречена, поэтому на экране она видела лишь размытый образ, а вместо голоса «слышала» направленный телепатический сигнал, не дающий различить голос звонящего.
«До Правления доходят сообщения о неэффективности вашего так называемого лекарства»
— Что? Как? Клинические испытания же показали…
«Около 50% «исцелённых» заболевают вновь, при этом картина их болезни значительно ухудшается»
— Уверена, это всего лишь отклонение… Возможно, новый штамм… Я немедленно внесу коррективы!
«Ради всеобщего благополучия, надеемся, что так и будет. И ещё. Обнаружено заражение Одарённого, контактировавшего с больными, но пока мы ещё не установили, та ли эта инфекция. В любом случае, работайте усердно. Не пошатните наше доверие»
Контакт оборвался и телефон издал короткие гудки.
Миления сглотнула. Холодный пот потёк по её спине.
— Мне нужно в лабораторию.

Посреди необъятной бездны в неизвестном мире висел крошечный островок, покрытый жухлой травой. Призрачный образ женщины возник рядом с ним, она немедленно стала озираться по сторонам, не найдя того, что искала…
— Нет… нет… Где он? Где он?! — женщина металась вокруг островка, но бездна не давала ей ответов.
Увлёкшись поисками, она не заметила, как в пустоте открылся глаз, затем другой, третий, четвёртый…
Она подняла голову и с криком отпрянула, увидев бесчисленное множество глаз, наблюдающих за ней.
— Паршивая тварь! Как ты вырвалась на свободу? Если сейчас же не вернёшься на привязь…
Глаза мгновенно приблизились к ней, а островок окружила клетка из волокон. А затем, эта клетка отрастила зубы…

Птичий Гриб. Глава 6

Городское фентези. Повесть.
Предыдущая глава:
http://joyreactor.cc/post/4410683

Джейн сидела в своей пустой квартире, неторопливо водя стилусом по планшету. Последние несколько дней она рисовала почти без перерыва, даже чуть не получила выговор, когда вдохновение пришло к ней во время работы и пришлось зарисовывать свою идею в телефоне, забыв об исполнении своих обязанностей. Немалую роль в этом сыграло то знание, которым с ней поделилась Лариса.
Обращение в животных всегда казалось ведьме чем-то сложным, непостижимым, умением, которым некоторые высшие маги доказывают своё превосходство над «низшими» ведьмами. Это требовало немалого опыта и знаний, а также многих лет тренировок управления изменённым телом, особенно для совсем уж кардинальных превращений, сильно меняющих форму или создающих дополнительные конечности, вроде крыльев грифона или дракона. Квинтэссенция мастерства и упорства…
И теперь она может делать также, просто совершив кульбит. И ей даже не надо учиться ходить в этой форме, тело кошки ощущалось как родное, будто бы она с рождения была ей. А что самое поразительное, эти знания словно всегда были тут, у неё в голове… Словно, в какой-то момент жизни, посмотрела в другую сторону и забыла…
Джейн, конечно, пыталась расспросить Ларису, также немного порылась в архивах, но не получила ничего. Потом она поняла: это просто работает. И чем меньше ты будешь думать «как?», тем лучше.
Она не забудет того момента, когда, выйдя в парк порисовать, неожиданно решила обратиться. Новые звуки, запахи, образы буквально выстрелили в её обострённые чувства, как угорелая, она носилась по траве, прыгая за бабочками и наслаждаясь ветерком, щекочущим её шёрстку. В процессе Джейн поймала и съела какого-то мелкого грызуна, но об этом предпочла больше не вспоминать. Именно эти путешествия и подарили ей новое вдохновение, благодаря которым она и заполнила свой блог десятками пейзажей, а также детальными изображениями встреченных в парке насекомых, птиц и зверей.
Ей, однако, пришлось поумерить пыл, когда кто-то заявил о необычной кошке, разгуливающей по парку, чем сильно заинтересовалась одна местная природоохранная организация. Они расставили в парке фото-ловушки, и Джейн поняла, что стоит поумерить свой пыл, иначе она вполне может угодить за решётку… в зоопарк.
Щёлкнул замок входной двери и в квартиру вошла Лариса. Последнюю пару дней она выглядела уставшей, но на все предложения хорошенько выспаться, отмахивалась рукой, до поздней ночи что-то делала на кухне, а потом, после короткого отдыха, вставала ещё до рассвета, снова что-то готовя, собирая, перекладывая. Удивительно, но при этом она была тиха как мышка, Джейн узнала о её приготовлениях случайно, когда однажды проснулась рано утром и пошла за стаканом воды.
Лариса уронила свою сумку на пол, прислонила метлу к вешалке. Метла упала, но ведьма не заметила этого, покачиваясь, девушка добралась до дивана, и, не ответив на вопрос Джейн, мгновенно превратилась в лису и крепко уснула.
Джейн, вздохнула, глядя на ведьмочку-лисицу. Чем же таким нагружает её Миления? Неужели ничего нельзя с этим сделать?
Повинуясь какому-то наитию, Джейн обратилась кошкой и легла рядом с лисой, прислонившись к её пушистому брюшку. Лариса, не открывая глаз, положила на кошку лапу, прижав к себе. Так, в обнимку, две ведьмы уснули.

Женщина шагала по длинному коридору своего особняка, её тело покрывала лишь лёгкая полупрозрачная накидка, и, ничем не сдерживаемые полные груди легко покачивались с каждым её шагом. Она наслаждалась собой, своими формами, своим умом и силой. Дверь открылась, и прислужники провели её в ванную комнату, где в джакузи уже пенилась вода с ароматными травами. Передав одному из слуг свою накидку, она вошла в воду и взяла бокал алого вина, услужливо поданного на подносе. Пригубив напиток, женщина взмахнула рукой — и из комнатных растений сразу же вылезли десятки лиан, формируя фигуру, похожую на человеческую, такую же искусственную, как и её слуги.
— Прибыл, госпожа… — прошептало существо, сформировав из стеблей подобие рта и гортани.
— Отчёт, Молочай.
— Докладываю, госпожа. Благодаря вашим манипуляциям, образец легко соединился с другим грибковым заболеванием: возбудителем перхоти, и теперь способен закрепляться в организмах людей. Первые споры уже распространились в Кластере 13, как раз в местах массового наплыва туристов. Если всё пройдёт как задумано, не могу сомневаться в этом, ведь план полностью продуман вами, госпожа, выйдем на десять миллионов заражённых уже в течении недели. Дальше вам надо будет лишь отдать грибку команду — и он запустит свои механизмы, поразив людей всеми вирусами, что до этого собрал.
— Отлично, отлично! А как там наш «нулевой пациент»?
Слуга замялся.
— Он… мёртв.
— Что? — женщина бросилась к бортику, рассекая грудью водную гладь. — Почему?!
— Вероятно, — предположил слуга, — его тело было слишком слабым. Пренебрежение здоровьем, хронические заболевания…
— Ему было двадцать семь лет! Пускай он вёл малоподвижный образ жизни и имел неправильный режим питания, но он никак не мог помереть от ослабленной грибковой инфекции! Разве что действительно был какой-то неучтённый фактор? Ладно, что с телом?
— … Позаботился об этом. Заменил патологоанатома и составил отчёт о том, что мужчина погиб от асфиксии, вызванной анафилактическим шоком от пищевой аллергии…
— Я же говорила свести количество замен к минимуму!! — крикнула женщина. — Мы и так рисковали, пробираясь в хранилище Института!
— Сделал всё максимально деликатно, — понурил голову слуга.
— Ты понимаешь, что за институтом наблюдает ВЦ? Им не составит труда сопоставить инфекцию в хранилище с той, что была у «нулевого», легко будет и проверить с кем он контактировал через прорицание. А если на нас обратят внимание раньше времени, план пойдёт прахом!
Слуга молчал, склонив голову.
— Ладно, — женщина снова легла в ванну и прикрыла глаза, наслаждаясь пузырьками гидромассажа. — Ступай.
Существо поклонилось и сразу же рассыпалось на лианы, которые, подобно змеям, уползли в горшки с цветами.
— Хороший сайфер — на вес золота, — произнесла женщина, принимая от слуги очередной бокал вина. — А Молочай — чертовски хороший сайфер. Не уничтожать же его из-за этой, в общем-то, незначительной ошибки?
Слуга лишь продолжил молча пялиться своими глазами-фруктами. Он тоже был сайфером, растением, имитирующим человека, но самым примитивным, годным лишь исполнять простые действия. Поэтому он и не мог ответить своей хозяйке.

Для медсестры отделения скорой помощи Центрального госпиталя Кластера 13 день начался довольно привычно. Несколько серьёзных аварий, пара самоубийц-неудачников, молодой человек, воспылавший страстью к пылесосу — ну это обычные дела. Подать врачу инструмент, наложить повязку, сделать укол, промыть комнату для осмотров дезинфицирующим раствором.
Но потом привезли его…
Парамедики вкатили на каталке молодого мужчину в весьма плачевном состоянии. Врач усердно качал воздух в его лёгкие, другой следил за давлением крови, стремительно падающим до нуля. Пациент иногда начинал слабо подёргиваться, а значит в нём ещё теплилась жизнь…
Врачи отделения подхватили каталку, на ходу слушая доклад парамедиков. Медсестра открыла двери свободной операционной, помогла врачам перенести пациента на стол и подключить приборы. Врач сорвал с мужчины остатки одежды и даже на видавшую виды медсестру накатила тошнота: тело пациента было покрыто разноцветными пятнами, красноватыми узелками и гнойниками, распространяя приторный запах. С его головы как снег сыпалась перхоть, засыпая подушку и простыню. «Надо потом утилизировать всё бельё, — подумала женщина. — Желательно вообще сжечь».
— Адреналин кололи? — спросил врач парамедика.
— В нём уже лошадиная доза, больше не выдержит!
— Проклятье!
Массаж сердца и вентиляция лёгких не помогали. Приборы показали прямые линии. Несколько разрядов дефибриллятора не смогли вернуть больного на этот свет.
— Запишите время смерти, — вздохнул врач. — Закройте эту операционную для полной дезинфекции. Такое ощущение, что у покойного сразу все виды лишая, известного науке, с кучей других кожных «болячек». Как можно было так себя запустить?
Врач осторожно снял перчатки и выбросил в урну для опасных отходов. Подумав, он снял рабочую одежду и бросил в корзину для дезинфекции. Парамедики последовали его примеру. Медсестра сглотнула. Ничего хорошего такие предосторожности никогда не предвещали.

— Извините, дорогуша…
Медсестра подняла усталые глаза. Перед ней стояла необъятная дама, словно сошедшая с иллюстрации в статье «Ожирение» из медицинского атласа, а за ней мялся молодой человек с цветастым галстуком, на внешности которого она никак не могла сосредоточиться.
— Кто вы такие и что делаете в зоне для сотрудников?
— Всё хорошо, дорогуша, — толстушка показала бумажник с жетоном, которого медсестра раньше не видела. — Федеральное бюро ковровых покрытий. Проводим расследование… одного случая. Скажите, это ведь в вашу больницу поступил тяжёлый пациент N?
— Да, его спасти не удалось, тело отправили в морг. Простите, но я не понимаю, а в чём тут интерес вашего бюро? Разве вы… не по коврам?
— Не только, — покачала головой агент, — ещё у нас есть полномочия расследовать любые случаи, связанные с коврами. А этот человек… упал на ковровую дорожку отеля, где скоро остановится одна важная персона! Нам нужно знать, с чем мы имеем дело, чтобы произвести… зачистку! Значит, говорите, морг? Благодарим вас за сотрудничество!
Медсестра вяло кивнула и откинулась на спинку кресла. Волна усталости накатила на неё. В горле першило, а тело чесалось. «Стресс, — сказала она себе. — Проклятый стресс и переработки…»

— Не спорю, вы умеете выкручиваться из таких ситуаций, — вздохнул Алексей. — Но стоит ли наше расследование проблем с «Дисциплиной»?
— Я уже сказала вам, Алексей, что тут дело нечисто. Я не сильна в шумерской клинописи, но явно видела в той пещере, где нашли ковёр, предупреждение. Что-то о падении Вавилона, о божестве, что жаждет разрушения. Как можно было проигнорировать такое?!
Ведьма затряслась от негодования.
— Мисс Гринлок явно не хотела, чтобы мы продолжали расследование.
— Наверняка покрывает Милению.
— Чародейку, которая сместила её родную сестру с должности? — удивился Алексей. — Чего вдруг?
— Вы плохо знаете Лору, Алексей. Вряд ли она позволила себя сместить если бы ей это было не выгодно. Что же касается Сары, то она гораздо прямее сестры и на интриги не способна. Возможно, Лора была вынуждена посвятить сестру в свой план и теперь друидесса пытается подчищать следы. Грубо, неэффективно, но статус позволяет ей не обращать на это внимание.
— Но зачем всё это? Зачем ставить мир под угрозу?
— Чтобы потом его героически спасти, — Синистра нахмурилась. — Создать идеальную ситуацию для продвижения своей марионетки. Судя по всему, красную ведьму не устраивает начальница ВЦ, Кассия, а вот Миления на этом посту для неё будет в самый раз. А дальше Сара «отмоет» сестру от всех обвинений и Лора снова будет царствовать!
— Мисс Блэкторн, — вздохнул Алексей, — я никогда не говорил вам, что вы любите преувеличивать? Сейчас, по-вашему, что, Средневековье? Интриги на ровном месте, тайные планы и заговоры, граничащие с преступлениями?
— Поверьте мне, Алексей, я видела чрезмерно много магов, что до сих пор «живут» в том времени. Лора — довольно старая ведьма, ей вполне может быть около 200-250 лет. Она могла вдохновляться деяниями печально знаменитых Алых Ведьм прошлого, на счету которых не один десяток свергнутых династий и королевств, разрушенных междоусобными войнами.
Алексей шумно выдохнул. Да, Синистра любила искать скрытый смысл даже, казалось бы, в очевидных вещах, отчасти так она и заработала репутацию лучшего агента-следователя Отдела Взаимодействия. Однако, подозрительность ведьмы довольно часто оказывалась совершенно беспочвенной и её приходилось одёргивать. Возможно, для этого ей и приставили в напарники Алексея, он привык смотреть на вещи просто, как и любой Пробуждённый — человек, чувствительный к магии, но не способный её практиковать. Но сейчас, даже он, далёкий от всех этих колдовских ритуалов, лей-линий и чем там ещё оперировали чародеи, понимал: Синистра нащупала что-то важное.

— Приветствую вас, дорогуша, — ведьма приветливо улыбнулась работнице морга, продемонстрировав удостоверение. — Скажите, это не к вам поступил некий гражданин N?
— А, этот, — вяло ответила работница. — Его тело передали родственникам. Вроде бы его собирались кремировать.
— Что? Разве его не должны были исследовать? — удивился Алексей.
— Его уже осмотрел наш эксперт, — женщина порылась в папках и достала заключение. — Анафилактический шок. Наелся каких-то орехов и задохнулся.
Она передала лист. Алексей осмотрел его.
— Хм, действительно, пищевая аллергия. Может, зря мы…
Он посмотрел на Синистру. Та сжала губы и заметно затряслась.
— Могу ли я поговорить с патологоанатомом, выдавшим заключение? — наконец процедила она.
— К сожалению, нет. Доктор в тот же день взял отпуск. Сообщил, что отправляется в Тибет, переговорить со своим духовным наставником. Неожиданно, я даже не подозревала, что он буддист.
Синистра шумно выдохнула и проследовала к выходу.
— Извините, нам просто попался очень сложный… ковёр, — Андрей отдал лист и поторопился за коллегой.
Работница вяло махнула ему рукой и почесала голову. Из-под её пальцев посыпалась перхоть.

Алексей нашёл Синистру у выхода. Ведьма пребывала в глубокой задумчивости.
— Подчистили все «хвосты» — бормотала она.
— Может родственники дадут осмотреть тело перед похоронами? — предложил Алексей.
— Нет, я навела справки. Как и сказала работница морга, его уже кремировали.
— Значит, тупик?
— Нет! — Топнула ногой Синистра. — Надо связаться с Дестро, у него был один ритуал…
— С вашим братом? — переспросил Алексей. — Разве вы не помните, чем всё закончилось в прошлый раз, когда вы попросили его помощи? Лишь репутация позволила тогда вам не вылететь с работы!
— Да, но у нас нет выхода! Мы обязаны докопаться до сути…
— Ах, ваша хватка — раздался знакомый голос, чей обладатель появился за пределами видимости, — это и нравится в вас.
Агенты одновременно повернулись, увидев Сару Гринлок.
— Говорила вам, не лезть в это дело.
— Что вам здесь нужно? — выпалила Синистра.
— Задерживаю вас, — холодно ответила друидесса. — Согласно предписанию, вы не имеете права продолжать расследование. Проследуйте в помещение Дисциплинарного Отдела для разбирательства. Не стоит сопротивляться. Есть уверенность, что быстро разберёмся, если, конечно, вы будете сотрудничать.
— Нет! — крикнула Синистра, вскидывая руку.
Сара бросилась подобно дикому зверю. Глаз не мог уследить за её движением…
Но вдруг мир померк, лишился цветов и звуков. Алексей почувствовал тонкие пальцы на своём плече и обернулся. Рядом с ним стояла худенькая девушка, тёмные вены просвечивали сквозь её белую сухую кожу. Складывалось впечатление, будто она голодала как минимум неделю. Одета она была в бесформенный балахон, висящий на ней как палатка.
— Идёмте, Алексей, — прошептала она одними губами, и поманила за собой.
Агент осмотрелся. Напротив, застыв в воздухе, висела Сара Гринлок, на её лице была хищная ухмылка, левая рука была вытянута вперёд, будто бы она хотела схватить кого-то за горло. Агент только сейчас обратил внимание, что у друидессы на этой руке не было мизинца. Почему она не восстановила палец регенерацией, это ведь просто для чародейки её калибра?
Голова Алексея закружилась, словно бы не хватало воздуха…
— Двигайтесь, Алексей, — незнакомая девушка дёрнула его за руку. — Иначе будете дышать тем, что выдыхаете.
Агент сделал шаг в сторону. Действительно, стало лучше.
— Идём, у нас мало… времени, — продолжила девушка.
Алексей хотел узнать где Синистра, он не видел её нигде… Но вдруг понял. Эта худенькая девушка и была Синистрой. Балахон на ней — платье, резко ставшее ей слишком большим.
— Нет времени на объяснения, бежим, пока хронопауза работает…
Они шли по замершей улице, застывший воздух словно кисель обтекал их, «разжижаясь» лишь у их лиц.
Синистра споткнулась, но Алексей подхватил её и взял на руки. Ведьма была лёгкой как пушинка…
— Не надо, Алексей… — прошептала она, но агент не отпустил её и пошёл дальше.
Ведьма выглядела очень плохо: впалые щёки, посеревшая кожа, даже глаза поблекли и перестали блестеть.
— Нельзя продолжать. Отмените заклинание…
— Нет… Мы должны идти дальше. Пока…
Синистра потеряла сознание — и в тот же миг Алексея оглушил шум улицы. Краски вернулись, время пошло.
Удар.
Агент падал, пытаясь защитить Синистру своим телом, но кто-то выхватил ведьму из его рук. В голове зазвенело, в глазах стало двоиться…
— Алексей, думалось хоть вы сохраните крупицу благоразумия и не станете убегать.
Агент поднял голову, кое-как сфокусировав глаза. Перед ним стояла Сара Гринлок, удерживая в руке согнутую в три погибели и связанную тускло мерцающими верёвками Синистру.
— Поразительно, не думалось, что кто-то из ведьм ещё знает секрет Хронопаузы, да ещё и может применять её без ритуала и жертвоприношений. Судя по всему, мисс Блэкторн использует вместо этого массу своего тела, оттого и накапливает её так много. Впрочем, неудивительно для представительницы этой династии магов и колдунов. К вашему сожалению, тот, кто попал в «Охотничьи Угодья» друида, вряд ли уже выйдет на свободу.
Она прикоснулась к шее Алексея и те же мерцающие верёвки окутали его.
— А теперь посмотрим, можно ли ещё спасти вас… — произнесла Сара.

Посреди необъятной бездны в неизвестном мире висел крошечный островок, покрытый жухлой травой, а на нём, оглашая пустоту яростным рыком, бился в кандалах огромный крылатый чёрный зверь, отдалённо напоминающий льва. Покрытые рунами цепи были крепки, и даже его исполинской силы было недостаточно, чтобы их разорвать. Но чудовище не останавливалось, оно не могло смириться с пленом, попытка за попыткой рвалось на свободу, но тщетно…
Вдруг его внимание привлёк зелёный огонёк, нарушивший темноту бездны, он приближался всё ближе, отражаясь в многочисленных глазах зверя. Мягкий, но горячий свет летел к нему, согревая, успокаивая… Нет! Он не должен быть успокоен. Зверь взвыл, заметавшись в своих кандалах, угрожающе зарычал другой своей пастью, зашипел третьей и четвёртой.
Свет остановился и начал принимать форму.
Чудовище смотрело на сияющую женщину, она была меньше его, но сила, что вихрем бушевала вокруг, была на порядок выше всего, что зверь видел за все свои жизни.
— Скован. Ослаблен. Забыт, — слова всплывали в холоде бездны подобно вспышкам на солнце.
Зверь замер, понурив голову, его многочисленные пасти срослись, а десятки глаз предательски моргнули.
Женщина приблизилась к существу без опаски и коснулась его головы. Зверь солгал бы, если признался, что её касание было ему противно, ведь вместе с ним в его тело полилась сила, такая близкая, такая… родная?
— Восстань.
Зверь встрепенулся и оковы пали с него подобно сухим листьям, его тело, состоящее из миллионов переплетённых нитей, раздалось вширь и ввысь, он поднял голову, создавая десятки ртов и сотни зубов, а потом издал победный рык.
Он вернулся.
Расправив крылья, он взмыл, и, наметив цель, с непостижимой скоростью понёсся к ней
Объятая зелёным светом женщина некоторое время с грустью смотрела в сторону улетающего чудовища, а потом исчезла.

Птичий гриб. Глава 5

Городское фентези. Повесть.
Предыдущая глава:
http://joyreactor.cc/post/4336060

Инспектор отдела взаимодействия Алексей Зайцев как раз допивал утренний кофе, как вдруг в помещение ворвалась его коллега, белая ведьма Синистра Блэкторн.
Синистра была женщиной полной, даже тучной, поэтому на секунду остановилась, чтобы перевести дух.
— Извините за опоздание, Алексей, — наконец сказала она. — Я только что прибыла из Ирана, с места раскопок. Нашла много интересного…
— Вы о том ковре? Можете уже не напрягаться, мисс Блэкторн. «Магические возмущения» уже забрали у нас это дело.
Выражение шока и недоверия возникло на лице ведьмы.
— Что? Когда?
— Вчера днём, — Алексей сверился с планшетом. — Признаться, я и сам удивлён. Мы отправили наш предварительный отчёт ещё три дня назад.
— Действительно, они либо реагируют сразу же, либо не реагируют вообще. Ну что же, против воли Редлок не попрёшь…
— Редлок? — удивился инспектор. — Она ведь уже год как не у дел!
— Что? — Синистра была ошарашена. — В этом ВЦ ведь нет ничего более постоянного, чем Лора Редлок! Она тут уже лет сто работает, правда, с коротким перерывом на необъяснимую смерть и неожиданное воскрешение.
— Вам стоит больше интересоваться делами нашей организации, мисс Блэкторн! Мисс Редлок была уволена со скандалом в прошлом году, а потом пропала без вести. Её место теперь занимает Миления Флёр, ранее работавшая там секретаршей.
— Миления Флёр… А, это та юная друидесса! Встречала её иногда в столовой. Скромная и вежливая, но я чувствовала в ней какую-то такую внутреннюю силу… Ладно, полагаю, дело в надёжных руках, друиду действительно будет легче разобраться с этими загадочными грибами. Хотя, думаю, мне стоит передать остальные материалы. Заглянем к ней, Алексей?
— Да, это стоит сделать.
Алексей встал с кресла и машинально поправил свой галстук. Этот предмет гардероба, на котором был изображён вихрь из всех цветов радуги, ярким пятном выделялся на фоне его строгого официального костюма. Галстук буквально притягивал к себе взгляды собеседников, отчего мало кто мог вспомнить, как вообще выглядел инспектор.
Лифт быстро доставил их на нужный этаж.
— Да уж, отдел знавал лучшие времена… — покачала головой Синистра, оглядывая пустые кабинеты и мебель, закрытую пластиковыми чехлами. — И что с их лабораторией? «Возмущения» всегда были на острие магической науки.
— Вы, похоже, много знаете об этом отделе.
— Мисс Редлок неоднократно пыталась сманить меня к себе, — Синистра задумчиво вздохнула. — Но я не могу. Мне не хочется крутиться в пучине интриг этой женщины.
— Она опасна? — спросил Алексей.
— Нет. Я просто её… не понимаю.
— В каком смысле?
— Очень сложно объяснить. Алексей, вы же ознакомились с базовой теорией ведьмовства? Ну, о порядке и непорядке?
— Признаться, не до конца, но, допустим, я понимаю, о чём вы.
— В общем, Лора Редлок — это некий посторонний элемент, который, тем не менее, не создаёт беспорядка. Как если бы вы притащили в сад камней новый булыжник, откуда-то далеко, из-за морей, совсем другая порода, другой минерал, но он красивый, отполированный, и встал, как будто бы всегда там стоял… И вот вы успокоились, разровняли граблями песок вокруг него, а на следующий день обнаружили его совершенно в другом месте, однако песок вокруг всё равно ровный, без малейших следов, и вы задумываетесь, а не почудилось ли это вам, или не сходите ли вы с ума…
— Уф… — вздохнул инспектор, потирая виски.
— А, не берите в голову, — махнула рукой Синистра. — Как и сказала, это очень сложно объяснить.
В приёмной начальницы, практически незаметная из-за высоких стопок бумаги, сидела молоденькая рыжая секретарша, усердно выставляющая штампы на этих бесконечных документах. Синистра отметила её худобу и бледность, как и явную усталость.
— Душечка, — сказала ведьма, — простите, что мы не по записи, но можно ли переговорить с вашей начальницей? Мы из отдела взаимодействия, инспекторы Блэкторн и Зайцев.
Девушка остановилась и подняла глаза.
— Я… спрошу.
Пошарив под бумагами, она выудила интерком и нажала кнопку вызова.
— Что там, Трисса? — раздался голос Милении.
— Я Лар… — секретарша вздохнула, оборвав фразу. — К вам посетители. Из отдела взаимодействия.
— Что им… Ладно, пускай заходят.
— Госпожа Флёр примет вас, — кивнула секретарша. — Вам приготовить какие-нибудь напитки?
— Да, пожалуйста, — кивнула Синистра. — Мне…
— Мозамбикский чёрный кофе с каплей соуса «Табаско», — перебила её девушка. — Смешать, но не взбалтывать. Я как раз заварила такой, вам повезло. А вам, господин агент, полагаю, цейлонский чёрный чай с лимоном и ложкой тростникового сахара?
— Я уже выпил свой утренний кофе, — замялся Алексей, — но, наверное, от чая не откажусь.
— Вас устроит из термоса? Просто в этом ВЦ некоторые проблемы с заварочными чайниками, приходится готовить дома.
— Меня устроит даже пакетированный…
— Хорошо, заходите, я всё принесу.
Синистра внимательно посмотрела на секретаршу.
— Душечка, где же ваш отдел нашёл провидицу такого уровня?
— Провидицу? — непонимающе моргнула девушка. — Я всего лишь стараюсь быть предусмотрительной.
Она открыла тумбу рядом со столом и указала на несколько разноцветных термосов и пару френч-прессов.
— Цейлонский чёрный для господина инспектора, молочный улун, на случай если заглянет госпожа Кассия, и немного тёплого молока катоблепаса если нас почтит присутствием отец госпожи Флёр и захочет свой любимый «флэт-уайт».
Синистра пожала плечами и недоверчиво покачала головой, но, решив не развивать эту тему, направилась к двери кабинета.
Дверь открылась легко, даже слишком легко, впустив инспекторов в кабинет Милении. Хозяйка кабинета, что-то мурлыча под нос, читала журнал о садоводстве. Алексея поразили обширные парники с гигантскими плодами, Синистра же осмотрела обстановку и заметно поёжилась. «Эти овощи… будто бы наблюдают за тобой…» — едва слышно пробормотала она.
— Итак, — Миления оторвала взгляд от журнала, — что привело вас ко мне?
— Мне хотелось бы передать вам материалы дела о том ковре, — ответила Синистра. — Так вышло, что я нашла некоторые новые обстоятельства…
— Да-да, положите отчёт на стол, я проверю.
— Но… обстоятельства…
— Я уже забрала у вас это дело, — пристально взглянула на инспекторов начальница. — И даже уже разобралась с ним.
— Что? — удивилась ведьма. — А что насчёт пророчества в пещере, написанного клинописью? Вы расшифровали его?
— …Да, оно не имеет отношение к делу, — отмахнулась Миления. — Как и сказала, всё под контролем. Положите свои отчёты мне на стол, приобщу их к делу.
Друидесса вернулась к чтению.
Синистра несколько раз открыла рот, но так ничего и не смогла произнести. Наконец, глубоко вздохнув, она встала.
— Пойдёмте, Алексей, — сказала ведьма.
На выходе они столкнулись с Ларисой, несущей поднос с двумя кружками
— Ох, вы уже уходите? Возьмите напитки с собой. Не волнуйтесь, кружки зачарованы вернуться в наш отдел после того, как опустеют.
Синистра пригубила свой кофе. Вкус был отменным, даже лучше, чем она делала себе сама. Складывалось впечатление, что девчонка знала идеальную пропорцию и время заваривания, а потом не менее идеально их соблюдала. Очень странно, ведь этот кофейный коктейль с острым соусом придумала сама Синистра, и никто другой в ВЦ ничего подобного не пил.
«Значит, ты просто предусмотрительная?» — подумала про себя ведьма.
— Лариса, дорогуша, можно тебя на минуточку, — Синистра мягко взяла ведьмочку за плечо и отвела в сторону. — Скажи, только между нами, твоя начальница действительно решила эту проблему с ковром?
— Вы сомневаетесь в компетентности Госпожи? — девушка подняла бровь. — Институт уже и так находится под наблюдением «безопасников», а с минуты на минуту должен придти ответ от археологического сообщества о результатах проверки места раскопок, согласно которому и будет решено, выполнять ли «зачистку».
— Это же стандартные процедуры! Наш отдел сделал бы то же самое. Почему тогда за дело взялись именно «возмущения»?
Лариса смутилась, понурив взор.
— Это… моя вина. Не разобралась. Поставила печать. Показалось…
— Что показалось?
Алексей удивлённо взглянул на коллегу. Обычно добродушная, пускай иногда и немного наглая Синистра, буквально нависла над ведьмочкой, чуть ли не вдавив её в стену своим массивным телом.
— Это секретная информация, — лепетала Лариса.
— Что. Тебе. Показалось?! — с агрессией в голосе повторила инспектор.
— Не… непорядок!
Девушка разрыдалась и, кое-как вывернувшись из хватки Синистры, убежала в коридор.
Агент села на стул для посетителей и залпом осушила свою кружку.
— Что на вас нашло, мисс Блэкторн? — спросил Алексей. — Зачем вы так с ней?
— Пойдём отсюда, — вздохнула ведьма, вставая.
Они молча дошли до лифта. Синистра нажала на кнопку вызова.
— Скажу честно, — наконец заговорила ведьма, — об отделе Расследования Магических Возмущений на самом деле известно очень мало. Я знаю чуть-чуть, лишь потому, что Лора когда-то приглашала меня тут работать. Секретаршей.
Лифт приехал и они вошли в него. Основной пик уже завершился, поэтому в кабине они оказались одни.
— С трудом представляю вас в окружении бумаг или варящей кофе посетителям по первому требованию, — ухмыльнулся агент.
— А знаете ли вы, каким требованиям должна соответствовать секретарша этого отдела? Разрешение на ношение боевых артефактов, опыт владения ими, навыки выживания, знание боевой магии — далеко не полный список.
— Это звучит как требования к оперативнику «Дисциплины»…
— Именно. А ещё, пожалуй, самое главное требование, — наличие чувства порядка. Когда Лора звала меня к себе, она дала мне посидеть за столом секретарши. И, не знаю, дело ли в столе, отделе, или в самой Редлок, однако… Обычно я не очень хорошо предсказываю, но ко мне всё равно потом несколько дней приходили видения о наличии определённых блюд в меню столовой, а также о малейших непорядках в процессе их изготовления. Эта девочка, Лариса, пускай и скрывает, но явно талантливая прорицательница, а уж сидя за тем столом, она будет видеть такие подробности, которые ускользнут даже от наших глаз. Непорядок, сказала она. Поэтому и поставила печать. Почему Миления, которая тоже когда-то была секретаршей, не уделила предчувствию девочки должного внимания?
Лифт остановился на нужном этаже и инспекторы покинули его.
— Тогда что вы предлагаете, мисс Блэкторн?
— Попытаюсь связаться с Кассией, может, она позволит нам пересмотреть дело. А нет, так придётся действовать самой…
— Но ведь это против устава! — воскликнул Алексей. — Вы рискуете вылететь с работы!
Инспектор резко осёкся, потому что из-за поворота вдруг вышла Сара Гринлок.
— И кто это у нас может «вылететь с работы»? — спросила она.
— А, мисс Гринлок, — перехватила инициативу Синистра. — Чем обязаны вашему визиту?
— Пока ничего серьёзного, — улыбнулась агент. — Хожу, проверяю отделы. Заметила, что самая звёздная парочка Отдела Взаимодействия куда-то отлучилась. Решила подождать.
— Мы согласовывали передачу материалов расследования отделу Расследования Магических Возмущений…
— Да, это известно, — Сара кивнула. — Надеюсь, вы понимаете, что после этого дело уже не принадлежит вам. Запрещено оспаривать передачу и проводить свои собственные расследования. Иначе… будут последствия.
Агент Гринлок неторопливо проследовала к «особому» лифту, дверь которого открылась сразу, как она подошла.
— Теперь вы понимаете? — Алексей вытер платком пот со лба.
— Нет, не понимаю, — заявила Синистра. — С чего это Гринлок так интересуется этим делом? Тут что-то нечисто…
— Но, ваша карьера…
— Я вам вот что скажу, Алексей… — вздохнула Синистра. — Наша карьера не будет иметь никакого значения если в мире вдруг станет на пять миллиардов людей меньше.

Странный человек неторопливо шёл по улице города, пошатываясь. Иногда он запускал покрытую гнойниками руку в грязные патлы на своей голове и яростно скрёб ногтями, мерзость зрелища подкреплялась лишь облаками перхоти, высыпавшейся при этом. Он словно бы не видел куда шёл, натыкаясь на людей, не обращая внимания на оклики. Человек натолкнулся на туристку, делавшую «селфи» на фоне небольшой статуи, та в гневе оттолкнула его, прокричав что-то на китайском, он упал, неуклюже сел, пытаясь подняться. Почувствовав себя виноватой, китаянка предложила помощь, но человек отмахнулся. Встав на ноги, он, внезапно, резко вдохнул, и начал чихать. Его тело тряслось в судороге, каждый чих сопровождался стоном и вздымающимся с его головы облаком перхоти. Наконец, после почти пятиминутной муки, он упал и замер. Люди столпились вокруг него, не понимая, что происходит. А ветер уже весело нёс перхоть дальше по улице…